7 историй о ханукальных чудесах

21.12.2016 13:22
Автор: Петр Люкимсон

Источник: jewishnews.com.ua

Старики тель-авивской синагоги рассказывают о самой запомнившейся им в жизни Хануке

В прошлом в дни Хануки в еврейских газетах было принято публиковать «ханукальные рассказы» — что-то вроде рождественских историй, в которых обязательно происходит чудо с ханукальным волчком или светильником. Классики нашей идишской литературы были мастера рассказывать такие истории. Но так как обретающийся в Израиле автор этих заметок не большой мастак что-либо придумывать, то я просто решил попросить стариков в нашей тель-авивской синагоге рассказать о самой запомнившейся им в жизни Хануке. Ну, а о том, есть ли что-то чудесное в этих рассказах, судите сами…
 

Путеводная свеча

В 1936 году мне было четыре года, и мы жили в одном польском городке, — начал старик Меир Коэн. — Не секрет, что Ханука часто совпадает с христианским Рождеством, и я до сих пор помню, как накануне Рождества прихорашивался городок. У городского собора ставили большую елку, которую польские дети наряжали все вместе. Елочки стояли во всех домах, в том числе и в доме наших соседей-поляков. На улицах играла гармонь, то и дело пели и танцевали какие-то парни и девушки…

Боже мой, как я в эти дни завидовал полякам! Как я умолял родителей поставить в доме елку, быть, как все. Они объясняли мне, что мы — евреи, что у нас дома будет не елка, а ханукия, но так же, как у христиан, будут подарки и даже ханука-гелт, но меня это не утешало. Помню, как я не любил ходить с родителями в нашу старую синагогу, как раздражали меня мужчины, заворачивающиеся в какие-то простыни…

И вот однажды мы пришли с родителями в синагогу. Началась молитва, а я, четырехлетний сопляк, заметив, что отец слишком глубоко погрузился в разговор с Богом, осторожно выскользнул за дверь и пошел по вечерней улице на звуки задорной польской песни. Сколько я вот так гулял по городу, не знаю, но наконец решил поворачивать и тут понял, что заблудился. А холод-то на улице жуткий! Кручусь туда-сюда, не зная, куда же мне идти, и вдруг замечаю, как вдалеке вспыхнула свеча, за ней — другая. Я пошел на ее свет и вскоре оказался возле синагоги. Староста как раз выволок на улицу огромную ханукию — ханукальный светильник — и зажег первую свечу праздника. Вот и все…

— Как все? — спрашиваю я. — А что же было дальше?

— Дальше мы, слава Богу, получили разрешение на выезд и уехали в Палестину.

— Так в чем же здесь чудо?

— А чудо, я думаю, в том, что и сегодня и я, и мои внуки зажигают в дни Хануки ханукальные свечи. Если бы я и родители остались в Польше, то, скорее всего, погибли бы в лагере. А если бы не погибли, то сейчас я бы наряжал новогоднюю елочку. То, что мы все сейчас здесь, то, что мы готовимся к Хануке, а не к Рождеству — это, поверьте мне, и есть самое большое, почти невероятное чудо…
 

Потомок Маккавеев

В моей истории, пожалуй, тоже нет ничего чудесного, хотя врезалась она в память на всю жизнь, — подхватил рассказ Меира Мозес Лейбзон. — Случилось это на Хануку 1941 года, когда немцы начали бомбить Англию. В поисках безопасного места всех детей нашего хедера перевезли на окраину города и разместили в новой синагоге. В случае воздушной тревоги мы должны были бежать из синагоги в расположенный в паре десятках метров Бейт-мидраш — еврейскую школу. Там был глубокий большой подвал, служивший нам бомбоубежищем. И вот мы закончили молитву, и учитель стал готовиться к зажиганию ханукии. Это была, как сейчас помню, пятая свеча. И вдруг — воздушная тревога, в небе гул самолетов. Учитель, естественно, собирает нас всех и выводит строем на улицу — чтобы дойти до бомбоубежища, а в это время вокруг начинают падать бомбы. Что вам сказать?! В принципе дорога до этого Бейт-Мидраша занимала пару минут, но они показались нам вечностью. Наконец, мы вошли, спустились в подвал, включили свет. «Ну что, дети, — говорит наш учитель-меламед, — несмотря ни на что, мы зажжем ханукальные свечи и будем петь праздничные песни». Но тут выяснилось, что ханукальный подсвечник и свечи меламед забыл в синагоге. Он, конечно, расстроился, но делать нечего — отбоя тревоги не было.

И вдруг я, пацан, подумал: «А если бы в такой же ситуации оказался бы Иуда Маккавей? Разве он не пренебрег бы опасностью ради того, чтобы выполнить заповедь Всевышнего?!». Словом, я понял, что должен сделать: выйти на улицу и, что бы там ни происходило, принести в подвал ханукию и свечи. Разумеется, просить на это разрешение у меламеда было бессмысленно, и потому я тихонько вышел из подвала, поднялся по лестнице и вскоре очутился на улице. Было тихо. Я спокойно дошел до синагоги, взял в одну руку свечи, а в другую — ханукию, и в это время снова завыла сирена, послышался гул немецких самолетов! Затем опять стали рваться бомбы. Выскочив из синагоги, я бросился к Бейт-Мидрашу, но на полдороги оглянулся — и увидел, как на крышу синагоги падает зажигательная бомба, затем еще одна. По идее там, как и на крышах всех домов, должен был быть дежурный от службы гражданской обороны, но поди знай, есть он там или нет. Я положил свечи и ханукию на траву, опрометью бросился назад, поднялся по приделанной к стене синагоги железной лестнице на крышу. Дежурный был там, но он был занят тушением одной бомбы, а вторая тем временем разгоралась. Я сунул в бочку с водой шланг, начал работать с ножной помпой и потушил бомбу. Но прежде чем дежурный направился ко мне, я слетел с лестницы, подхватил ханукию и свечи и побежал к Бейт-Мидрашу. Бомбардировка продолжалась, и когда я распахнул дверь, то буквально упал на руки меламеда — он обнаружил мое отсутствие и смертельно за меня испугался. Ну а потом мы зажгли ханукальные свечи…

Вот и вся история о самой запомнившейся мне Хануке.
 

История старой куртки

У меня у самого в запасе никакой личной чудесной истории нет, — сказал реб Пинхас, — но зато есть замечательная история, которую я услышал от отца. В 20-х годах он был учеником в одной из иерусалимских ешив, и глава этой ешивы, известный раввин, послал его и еще одного такого же, как и он, ученика-бохера в Прагу собрать пожертвования. Дело это было в то время обычное — в Иерусалиме жизнь была крайне тяжелая, и почти все ешивы — то есть и их преподаватели, и ученики — существовали на пожертвования из Европы или Америки. При этом раввин дал им адрес одного пражского богача и сказал, чтобы они первым делом заглянули именно к нему — тот, дескать, и сам щедро даст деньги, и поможет найти тех, кто к его дару добавит еще столько же. Приехали наши евреи в Прагу в самый канун субботы, явились к этому богачу, и тот их принял необычайно тепло. Вечером они пошли в синагогу, где вел молитву молодой кантор с поистине берущим за душу голосом, а затем, само собой, сели с хозяином за субботнюю трапезу.

И вот представьте себе: сидят они в огромной зале, где в шкафах стоит посуда из золота и серебра, на стенах развешаны картины великих художников, а между ними висит… старая, потрепанная и вдобавок грязная-грязная куртка.

Ну, естественно, наши ешиботники заинтересовались, что это за куртка и с какой радости она висит на таком почетном месте.

«Ну, ладно, — сказал хозяин дома, — Так и быть, расскажу… Я ведь не всегда был таким, как сейчас. Долгие годы занимался только одним — делал деньги. О своем еврействе я и не вспоминал, в синагогу, само собой, не ходил, да и вообще, кроме денег, меня ничего в жизни не интересовало. У меня уже было столько денег, что их невозможно было потратить, но я продолжал зарабатывать их как одержимый. И вот как-то зимой иду я вечером по улице и вижу еврейского мальчика. Идет дождь, вокруг слякоть, а он сидит в грязи и плачет. Ну, я заинтересовался, подошел, спросил, что случилось. «У нас оставалось последние 5 марок, — сказал он, — и папа думал, на что их потратить: на еду к субботе или на масло для ханукального светильника к празднику. Наконец, папа решил, что зажечь ханукию важнее, чем поесть, и послал меня за бутылкой масла. Я купил бутылку, но когда вышел, поскользнулся — и она разбилась! Как же мне теперь идти домой?!» — и мальчик снова залился плачем.

И вот тогда — вы не поверите! — я сел рядом с ним в эту грязь — и тоже заплакал. Я плакал о себе — о том, что всю жизнь гнался за ложными ценностями, о том, что я забыл про то, что я — еврей, и про нашего Бога…

Наконец, когда холод пробрал меня до костей, я встал сам, велел встать мальчугану, и мы вместе с ним вернулись в магазин. Здесь я купил ему столько масла, чтобы хватило на весь праздник, ну и, само собой, разной еды и подарков, для всей его семьи. С того ханукального вечера я и зажил по-другому. Связи с тем мальчиком и его семьей я не потерял, да вы его сегодня видели: он — кантор в нашей синагоге. А куртку, в которой в тот вечер сидел вместе с ним в грязи, я, как видите, повесил на стену — чтобы она напоминала мне, что для настоящего еврея зажечь ханукальную свечу куда важнее, чем поужинать коркой хлеба».
 

Ханука в гетто

Эту историю я слышал в 1995 году от бывшего узника Варшавского гетто Лейбла Пинкусовича, и дальнейшая судьба этого человека мне неизвестна. А история состоит в следующем…

В декабре 1942 года всем обитателям гетто уже было ясно, что они обречены, — рассказывал Пинкусович. — Но жизнь есть жизнь — мы продолжали ходить на принудительные работы и думали не о близкой смерти и о возможном сопротивлении, а о том, где раздобыть какие-то продукты. Поставщиками этих продуктов были, в основном, контрабандисты — поляки, которые проникали в гетто и предлагали муку, хлеб или некое подобие булочек в обмен на те ценности, которые нам удалось взять с собой при отправке в гетто. К концу 1942 году многие уже успели обменять все, что у них было, и покупали у контрабандистов еду за марки, которые немцы платили за принудительные работы. Это были гроши, и от голодной смерти они не спасали.

Но я хорошо помню, как утром, заглянув в прихваченный с собой в гетто календарь, я обнаружил, что наступающий вечер — первый вечер Хануки. Это было необъяснимо, но желание зажечь вечером лежащий дома ханукальный светильник — последнюю оставшуюся у меня ценную вещь — неожиданно овладело всем моим существом. Весь день я уже не мог ни о чем думать, как только об этом.

Когда мы вернулись с работы в гетто, неподалеку от ворот меня окликнул знакомый контрабандист.

— Хочешь булочку, жидок? — спросил он.

— Нет, — ответил я. — Хочу не булочку — хочу свечку. Даже две свечки.

Помню, он посмотрел на меня как на сумасшедшего.

А что даст мне пан, если я достану ему две свечи, которых сейчас нельзя сыскать по всей Варшаве? — с сарказмом спросил поляк.

— Все, что захочешь, — ответил я.

— Что именно?!

— Пачку американских сигарет!

Тут надо заметить, что пачка американских сигарет, которую я припрятал на самый черный день, была тогда во всей Варшаве огромной ценностью. Да что там пачка — даже одна американская сигарета стоила буханку хлеба, а то и больше.

— Согласен! — сказал он.

— При одном условии, - добавил я. — Я проберусь вечером к тебе в дом (а жил он неподалеку от гетто), и мы зажжем одну свечу у тебя на подоконнике.

— Ты с ума сошел, жидок! — сказал он. — На это я не пойду! Ты что, забыл о немецких патрулях?!
Но, как вы догадываетесь, жадность в конце концов победила, и он решил рискнуть. Вечером я стал выбираться с ханукией из гетто, и вместе со мной увязалось несколько моих приятелей. Никогда не забуду, как я прочел нужное благословение, как несколько голосов подхватили за мной «Амейн!» и я зажег на подоконнике квартиры этого поляка первую свечу — в надежде, что она будет хорошо видна в гетто. Но вы не поверите — словно в ответ почти сразу же вспыхнули свечи в окнах десятках домов гетто. Откуда все эти евреи взяли свечи, я не знаю. Не думаю, что они достались им легче, чем мне.

Я до сих пор вспоминаю тот морозный декабрь 1942 года, погруженную в ночной мрак Варшаву и свечи, горящие в окнах домов еврейского гетто. Вспоминаю — и понимаю, что никто не в силах потушить этот свет.
 

Чудо в Афуле

Не знаю, можно ли считать случившееся со мной однажды в Хануку чудом или это было что-то другое, но история, безусловно, таинственная, — вступил в разговор главный запевала нашей синагоги Дани. — Дело было в 1964 году, меня как раз призвали в армию. Неожиданно сразу после начала Хануки один из наших ребят не вернулся из отпуска на базу. Парень он был хороший, объявлять его дезертиром и докладывать в армейскую полицию командир не хотел, вот и послали меня выяснить, что с ним случилось — телефоны-то тогда были еще не у всех. Короче, поехал я в Афулу, нашел в каком-то забытом Богом месте дом этого парня, выяснил, что он просто приболел и направился назад. Когда добрался до автобусной остановки, было уже темно. Лил страшный ливень, холод был собачий, а ни автобуса, ни какой-либо попутной машины нет и нет. Смотрю — уже половина девятого вечера, а я все на остановке. Вдруг вижу: идет какой-то молодой бородатый еврей в одной рубашке и в кипе. Подходит прямо ко мне и говорит:

— Не думаю, что сегодня придет какой-нибудь автобус.

— Может, удастся словить попутку, — говорю я.

— И попутки тоже не будет. Пошли ко мне домой — поешь, отогреешься.

Ладно, пошли. Хорошо помню дорогу, которой мы шли; помню, как пришли к дому, возле которого росли три дерева. В доме уже был накрыт стол и все как будто только меня ждали. Вместе с этим парнем и какими-то мужчинами и женщинами я зажег ханукальную свечу, затем мы ели, пили, пели песни, а потом все разошлись спать. Рано утром, затемно, я встал, вышел из этого дома и направился к автобусной остановке — мне надо было как можно скорее вернуться на базу.

Однако спустя какое-то время я снова оказался в Афуле и решил зайти к хозяевам дома, чтобы поблагодарить их за гостеприимство. Пошел от автобусной остановки знакомой дорогой, дошел до того места, где должен быть дом… Что такое: три дерева есть, все вокруг более-менее знакомо, но никакого дома нет. Начал расспрашивать местных жителей — те говорят, что никакого дома на этом месте никогда и не было; всегда был пустырь. С тех пор каждый раз, когда меня заносило в Афулу, я шел на то место в надежде разыскать этот дом, но пустырь так и оставался пустырем. Лишь недавно на нем, кажется, что-то начали строить.

Я это все к тому веду, что дни Хануки — это особые дни, и с человеком в это время может произойти много чего странного…
 

Зовите его Элиягу…

Самое любопытное, что со мной произошла почти такая же история, — вдруг сказал славящийся своей молчаливостью Хези Эппельбаум. — Было это на Хануку 1973 года, сразу после Войны Судного дня. Я тогда служил на нашей новой северной границе, а обстановка там и после войны оставалась напряженной, да и вообще в стране было неспокойно. И вдруг начальство посылает меня и еще одного парня с заданием в центр страны. Ну, мы взяли то, что нам нужно, и тут я ему говорю: «Давай подскочим к моей тетке в Иерусалим, хорошо покушаем, выпьем, отдохнем, а утром вернемся на базу!». Сказано — сделано. Поехали в Иерусалим через арабские кварталы. И вот когда часов в десять вечера проезжали через арабскую деревню Дир-Зайт, машина заглохла. Начали проверять — выяснилось, что порвался ремень мотора. Блин! Мы вдвоем с набитой боеприпасами машиной стоим в кромешной темноте посреди арабской деревни, так что наши братья-арабы, если захотят, могут взять нас голыми руками! Час стоим, два стоим… Настроение сами понимаете какое! И вдруг вдали — огоньки. Но не от фар, а от чего-то другого; фары вроде потом засветились. Подъезжает к нам такая же машина, как наша, сидит за ней какой-то старик, а перед рулем он каким-то образом установил и зажег маленькую ханукию.

— В чем дело, ребята? — спрашивает.

— Да вот, отец, — говорю, — ремень от мотора полетел. Понятно, что у тебя запасного нет, но если ты вызовешь к нам сюда помощь, мы будем очень признательны.

— От чего же это у меня нет ремня?! Вот он! — отвечает старик — и протягивает новенький ремень, как раз такой, как нам нужен.

Признаюсь, я толком и не помню, поблагодарил я его или нет: вот только что была машина — и ее не стало. Сегодня я уверен, что это был сам пророк Элиягу (Илья-пророк). Так что Дани прав — в дни Хануки может произойти все, что угодно. Он творил чудеса в эти дни для наших праотцев, Он продолжает их творить и для нас…
 

Вспомним всех поименно…

У меня с детством и Ханукой связана другая история, — сказал Шмуэль. — Помню, мать стояла и жарила драники к праздничному столу, и вдруг отец заявился домой с каким-то своим знакомым, который, видимо, был страшно голоден. Мать поставила на стол тарелку драников, кувшинчик со сметаной и пошла жарить себе дальше.

Гость тем временем положил один драник себе на тарелку и сказал:

— Этот один драник я съем в память о единственности Бога.

Затем он положил на тарелку два драника и заявил:

— А эти два драника я съем в память о двух скрижалях Завета! — и проглотил оба.

Затем настал черед трех драников — в память о трех праотцах, четырех — в память о четырех праматерях…
Тут отец подскочил к матери, продолжавшей тереть картошку и жарить, и велел ей делать драники размером поменьше.

— Скоро он дойдет до выхода из Египта и начнет вспоминать всех вышедших поименно! — объяснил папа.


Фото: Flickr/Robert Couse-Baker

 

Отправьте эту страницу друзьям!

Оставьте свой комментарий!

Читайте также:

Культура
28.12.2015
 Мария Нестеренко

Идеальный средневековый мужчина в девяти фактах

Может ли поэт быть настоящим мужчиной,...
Культура
30.09.2016

Девять фактов о Рош Ха-Шана, которых вы не знали

Как связаны Новый год и мед, Тора и гранат и чем чистят шофар
Культура
23.12.2016
 Петр Люкимсон

Хануке-гелт

Как приобщать детей к Хануке
Культура
6.12.2015
 Рав Меир Брук

Восемь свечей Хануки как восемь уровней осмысления праздника

Ханука – праздник полный явных и скрытых смыслов, посланий евреям и народам мира....
Культура
12.01.2016
 Кэри Данн

613 иудейских заповедей в картинках

Художник из США проиллюстрировал все основные религиозные предписания в иудаизме

Лента новостей:

Израиль
Израиль
15.01.2017
 Константин Мельман

Трамп придет, порядок наведет?

Через неделю Дональд Трамп займет Овальный кабинет Белого дома. Чего ждут...
Израиль
11.01.2017

Суррогатные матери для однополых пар

БАГАЦ закончил обсуждение иска, согласно которому распространение закона, разрешающего родить ребенка с помощью суррогатной...
Израиль
11.01.2017

ЦАХАЛ прощается со старыми грузовиками

ЦАХАЛ полностью сменит парк грузовиков, выпускавшихся с начала 1950-х годов
Израиль
10.01.2017

Нетаниягу отказался приезжать на инаугурацию Трампа

Вместо этого глава правительства планирует вести противостояние возможным последствиям...
В мире
В мире
16.01.2017

«Мошенник века» Берни Мэдофф монополизировал тюремный рынок какао

Осужденный за создание крупнейшей финансовой пирамиды применил свои деловые...
В мире
15.01.2017

Палестинские террористы и политики встречаются в Москве для переговоров о единстве

15-17 января в Москве в Институте востоковедения Российской академии наук пройдут...
В мире
14.01.2017

Сирийская оппозиция обещает дружить с Израилем после свержения Асада

Сирийские марксисты, курды и "Братья-мусульмане" протянули Израилю "ветку мира".
Бизнес
Бизнес
14.12.2016

В Тель-Авиве открылся Израильско-Украинский форум предпринимателей

14 декабря 2016 г. в Тель-Авиве открылся Израильско-Украинский форум предпринимателей (Israeli Ukrainian Entrepreneurship...
Бизнес
3.12.2016

Израильская школьница снова стала лицом Dior

14-летняя израильтянка стала лицом линейки оптики Dior
Бизнес
11.11.2016

Основатель Facebook стал бизнесменом года

Основатель социальной сети Facebook Марк Цукерберг занял первое место в рейтинге «Бизнесмен года», составленном журналом Fortune.+...
Наука и технологии
Наука и технологии
16.01.2017

Израильский ученый готовится к жизни на Марсе

В нашумевшем голливудском блокбастере "Марсианин", персонаж Мэтта Дэймона остается на Марсе совершенно один, изо...
Наука и технологии
12.01.2017

"Фейсбук" создает технологию чтения мыслей

Разработкой проекта занимается секретное исследовательское подразделение.
Наука и технологии
12.01.2017

В Израиле строят дорогу, которая заряжает электромобили на ходу

Принцип работы ElectRoad такой же, как для беспроводной зарядки смартфонов
Наука и технологии
12.01.2017

В Израиле создали робота-компаньона для пожилых людей

ElliQ будет общаться со стариками, а также поможет им вести более активный образ жизни
Наука и технологии
10.01.2017

Израильские ученые: Луна появилась в результате столкновения небесных тел

По мнению ученых из Института Вейцмана, спутник образовался после столкновения Земли с другими объектами космоса
Медицина
Медицина
8.01.2017

Национальный центр трансплантологии: 2016 год побил все рекорды

Этот год стал рекордным за все время деятельности израильского центра трансплантологии.
Медицина
25.12.2016

«Упорный» холестерин

По данным национальной программы проверки показателей в сфере общественного здравоохранения в Израиле, 25% жителей страны в возрасте 45 лет имеют повышенный уровень холестерина...
Медицина
13.12.2016

Трагедия и благородство семьи Нир

Несколько дней вся страна с надеждой следила за состоянием здоровья Илая Нира, десятилетнего мальчика, который сорвался со скалы во время экскурсии по Иудейской пустыне....
Медицина
7.12.2016

Исследование: израильские мужчины живут дольше благодаря службе в армии

Продолжительность жизни израильских мужчин выше, чем во многих странах
Деньги
Деньги
15.01.2017

Без ульпана: новым репатриантам выдадут 7500 шекелей на изучение иврита

Решение принято по результатам эксперимента, в котором участвовали французские и украинские евреи.
Деньги
13.12.2016

Израильские банки перейдут на цифровое обслуживание

Инспектор банков планирует в ближайшие пять лет провести реформу в этой сфере.
Деньги
12.12.2016
 Виктория Гельман

Немного полезной информации о «машканте»

Как известно из статистических опросов, 80% жителей Израиля в возрасте 20 лет и выше, знакомы с понятием ИПОТЕКА...
Деньги
11.12.2016

Как правильно выбрать сберегательную программу для ребенка

Полезные советы - к реализации нового закона о государственных сберегательных вкладах.
Культура
Культура
17.01.2017
 Александр Файнштейн

Еврейский король стиля Видал Сассун

17 января 1928 года на свет появился великий британский парикмахер...
Культура
16.01.2017

Harper’s Bazaar включил Израиль в топ-17 мест для путешествий в 2017 году

Еврейское государство расположилось на 8-м месте рейтинга журнала мод №1 в США
Культура
15.01.2017
 Леонид Раевский

Неутомимый Берлинер, или Человек, подаривший миру грампластинку

История жизни удивительного американского изобретателя, еврейского...
Культура
15.01.2017
 Лия Гельдман

The Same Anna

Интервью с Аней Семеновой, будуарным фотографом, автором проектов Her Body Elegance и Lovers in Tel-Aviv
Публицистика
Публицистика
17.01.2017
 Кирилл Бузков

Страсти по отъезжающим

Сегодня очень хочется поговорить на очень больную для части израильтян тему - об "отъезжающих"....
Публицистика
16.01.2017
 Евгений Финкель

«Борцам с террором» низкий наш поклон

Кто-нибудь мог себе представить лет 10 назад, что российские...
Публицистика
16.01.2017
 Дина Мейдбраер

Добро пожаловать в Израиль!

Прошло уже четыре месяца, и за этот срок начинаешь...
Публицистика
13.01.2017
 Игорь Черниховский

Давно пора

Просветите меня, если я чего-то понимаю не так. Где должны находиться посольства...
Репатриация
Репатриация
2.01.2017
 Эли Гервиц

Взбесившийся принтер в ремонте? Не время радоваться

Адвокат Эли Гервиц  — о логике простой, логике банковской, квартирах,...
Репатриация
11.12.2016
 Яна Прокофьева

Замуж за еврея: виза алеф 5

Эта тема актуальна для многих людей, которые «там» расписались, а «тут»...